Динамика цен на стройматериалы. Движение вверх

АНАЛИТИКА

То, что произошло на рынке строительства с ценами на стройматериалы в 2021 году, специалисты называют ценовым штормом. Корректировка цен, которая происходила долгие годы в связи с инфляцией, на этом фоне воспринимается как нечто мало существенное и привычное. Эксперты рынка делают неутешительный вывод: с учетом динамики 2020 - 2021 года застройщикам сложно прогнозировать изменение рыночных цен на строительные материалы и оборудование, а следовательно, и стоимости строительства.

Кто виноват?

Стройка – это ресурсоемкое производство, и, по оценкам совладельца Группы «Родина» Владимира Щекина, непосредственные затраты на материалы, изделия и конструкции в среднем могут составлять до 80% от общей себестоимости строительства квадратного метра (остальные относятся к фонду оплаты труды, накладным расходам, налогам и прочему). В новых условиях, чудес не произошло: ценовая цепочка «стройматериалы – себестоимость - конечный продукт» в очередной раз показала свою нерасторжимую прочность.

По данным экспертов, рост себестоимости строительства за прошедший период составил 12-18 процентов.

Основные группы материалов, с которыми был связан мощный ценовой скачок – это металл и дерево. По данным компании Asterus, стоимость металлоемких позиций, арматуры выросла в два раза; трубы, кабельная продукция, воздуховоды – на 20-30%, облицовочные материалы фасадов – на 20-25%.  Дерево оказалось в дефиците в разных странах мира и тоже взлетело в цене в два раза. Деревообрабатывающая отрасль вообще не была готова к кризису, уверен Максим Лазовский, владелец строительной компании «Дом Лазовского». Были случаи, рассказывает он, когда мы месяцами ждали сырье, а покупал его тот, кто первым приезжал с наличными и готов был платить больше.

Эксперты рынка единодушны в макроэкономической природе этих событий. Дмитрий Екимов, заместитель генерального директора компании ДомДА, связывает их с пандемией и механизмами, которые США, ЕС и Китай использовали для поддержки своих экономик. А именно – с увеличением денежной массы и поддержкой крупных инфраструктурных строек. В ситуации локдаунов и остановки многих производств возник дефицит самой разной строительной продукции. Как следствие – возникли острая конкуренция и повышение цен.

Впрочем, не сбрасывают со счетов эксперты и другие факторы роста – внутрироссийские. Валютозависимые позиции (зарубежная продукция, материалы с нероссийскими компонентами), рассуждает Руслан Кубрава, генеральной директор Kubrava Project Managemen, коррелируют с курсами валют, которые выросли в цене. Еще одним катализатором повышения стоимости Р.Кубрава считает программу льготного ипотечного кредитования, которая повлекла за собой повышение объемов продаж и увеличение спроса на материалы для ремонта.  

Д. Екимов говорит и о злоупотреблениях, на которые уже обратило внимание ФАС России. Начато расследование по факту возможного наличия картеля на рынке арматуры с участием крупнейших металлургических компаний России.

Ситуация сложилась конфликтная: госконтракты, которые были заключены в течение 2020–2021 гг., стали коммерчески невыгодными и убыточными. Фактически государственные заказчики столкнулись с дефицитом поставщиков в связи с тем, что размещенные закупки были построены на сметах, не учитывающих реалии рынка.

Такое положение заставило Минстрой РФ провести региональные совещания по этой теме. Предварительная сумма удорожания по госконтрактам оценивается суммой в 11,5 млрд рублей. Региональные правительства разрабатывают свои локальные нормативные акты, которые позволят производить увеличение цен по госконтрактам.

Игорь Грецов, управляющий партнер, генеральный директор GPGroup, напоминает и о повышении сметной стоимости строительства за счет роста цен на рабочую силу.  Сейчас, конечно, нет такой нехватки рабочих, как при закрытии границ и тотальном локдауне, отмечает он, но за счет оттока мигрантов в смежные отрасли (доставка, погрузка), зарплаты разнорабочих существенно выросли по сравнению с периодом до пандемии.

Что делать?

Эксперт считает, что в сложившихся условиях государственная поддержка для отрасли –это необходимая мера, и она должна иметь не просто регуляторный характер, а учитывать интересы всех игроков рынка.

Правда, коммерческие застройщики, особенно крупные, оказались в этой ситуации более защищенными. Они гибко подходят к вопросу увеличения стоимости строительных материалов. Обладая высокими запасами финансовой прочности, они могут позволить себе заложить планируемый рост стоимости стройматериалов в себестоимость без риска срыва и остановки производственного процесса.  Подушка безопасности возникла у них за счет крупных продаж и роста цен на жилье в период 2020-2021 гг., и, как следствие, возникшей сверхприбыли, позволяющей продолжать работу. Более того, коммерческий сектор активно сокращает себестоимость строительства, внедряя процессы цифровизации и инновации в рабочий процесс. Правда, в регионах, где компании работают на минимальной марже, положение более сложное, рассуждает В.Щекин, возникает риск уйти в убыток и даже заморозить стройку. Тем более, если нет возможности компенсировать затраты за счет строительства жилья в столичных городах.

Ситуацию многие воспринимают с тревогой и ищут свои способы выхода из нее. В GPGroup, работающей на строительных подрядах, еще с прошлого года закладывают дополнительные издержки в сметы, а вопросы удорожания, связанные с не зависящими от компании факторами, решают с заказчиками путем переговоров.

Екатерина Коган, директор департамента маркетинга семейства компаний KASKAD Family говорит о разных финансовых стратегиях. Самая действенная на ее взгляд в сложившемся положении – когда считаешь все свои затраты и добавляешь маржу, не ориентируясь на доходы лидеров и даже средние показатели по рынку. В некоторых случаях застройщик может демпинговая ценой, тем самым увеличивая темп продаж, но сокращаясь операционные издержки.

По мнению Дмитрия Голева, коммерческого директора Optima Development (девелопер жилого квартала Prime Park), перед участниками рынка стоит серьезная задача нахождения баланса между экономической обоснованностью и сохранением приемлемого уровня цен. Если он будет нарушен, к примеру, в сторону снижения стоимости экспонируемых квартир для повышения привлекательности при условии активного роста себестоимости из-за инфляции, то на эскроу-счетах может быть собрано денег от продаж меньше, чем фактически было потрачено на стройку. Разумеется, это ситуация достаточно утрирована, однако нужно понимать, что рынку нужна равномерность в условиях неопределенности и растущем инфляционном давлении. В противном случае управлять рисками ближе к концу стройки будет практически невозможно – большая доля квартир будет уже продана по заниженной цене, а итоговая себестоимость потребует продавать остатки по завышенным ценам для того, чтобы хотя бы свести доходы и расходы по проекту. Это может привести к финансовым проблемам как самого проекта, так и непосредственного застройщика.

Вывод руководителя компании Asterus Дмитрия Ковалева из всего сказанного, тем не менее, выглядит оптимистично: качественная работа девелопера всегда имеет гарантированный спрос.

Хотя рассчитывать на снижение цен вряд ли стоит, уточняют в Optima Development: даже готовый к этому шагу девелопер ограничен постоянным ростом себестоимости строительства не только из-за удорожания материалов, но и по причине перехода на новую модель финансирования, повышения расходов на разработку концепций, а также в связи с изменением порядка расчета размера платы за изменение ВРИ. Проще говоря, увеличение издержек дает застройщикам мало шансов проявить гибкость при формировании цен.

Наталья Крол